Опубликована главная ошибка адвоката Михаила Ефремова

Восемь лет актер Михаил Ефремов проведет в колонии общего режима. Такое решение во вторник, 8 сентября, вынес Пресненский суд Москвы. Много это или мало, сейчас обсуждает, кажется, вся страна. Большинство называют приговор провалом адвоката артиста Эльмана Пашаева. И в этой критике есть здравый смысл. Приговор действительно суров. По сложившейся судебной практике, в 90% случаев за подобные преступления обвиняемых отправляют в колонии поселения, а тут — общий режим, да еще 8 лет из 12 возможных. Почти максимальное наказание. Так что же не так сделала защита Михаила Ефремова?

1. Отрицание вины. В данном случае вина Михаила Ефремова была настолько очевидна, что стратегия отрицания была заведомо проигрышной. Учитывая все доказательства, собранные следствием, результаты экспертиз и показания свидетелей, обвиняемому гораздо выгоднее было изначально полностью признать вину. Это могло значительно смягчить наказание. Он мог получить меньше низшего предела, то есть 4-5 лет колонии поселения.

2. Оскорбления потерпевших. На заседаниях адвокат обвиняемого и сам Михаил Ефремов позволяли себе нелицеприятные высказывания в сторону потерпевших. Такие выпады всегда расцениваются как дополнительное очко в копилку обвинения. Кроме того, они говорят о нарушении адвокатской этики и настраивают суд против стороны защиты.

3. Отвод судье. Это пощечина человеку, который в конечном счете принимает решение о наказании. Сам по себе отвод возможен только в том случае, если на то есть основания. То есть, если адвокат располагает реальными фактами нарушений и может предоставить соответствующие доказательства. В этой ситуации заявленный Пашаевым отвод кроме эмоций самого Эльмана никаких оснований не имел. Это лишний раз настроило суд против его подзащитного Михаила Ефремова.

Читай продолжение на следующей странице

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Опубликована главная ошибка адвоката Михаила Ефремова